Синдром «Конца Вечности»

Айзек Азимов в повести «Конец Вечности» описывает прием, позволяющий изменить настоящее. Специально подготовленный человек отправляется в прошлое и там производит некоторое простое изменение (в повести – переставляет банку на полке). Это вызывает развитие цепочки действий современника в прошлом (человек не находит банки), отличной от имевшей место в предыдущей реальности и, следовательно, приводящей к другим последствиям – история пошла по другому пути (не разработан определенный комплекс техники).

Человек склонен проделывать это в виртуальных времени и пространстве. Создавая в своем прошлом новую, удобную ему в настоящем, виртуальную ситуацию, он вживается в нее, не отличая от реальной и переосмысливает в виртуальном времени и пространстве (а то и домысливает) реалии определенной грани промежутка жизни от реального времени, соответствующего виртуальному изменению до настоящего времени. Таким образом, человек проживает другую жизнь в этом промежутке и приходит в реальное настоящее время другим человеком с другим жизненным опытом (представляющимся ему реальным, а на самом деле — чаще заимствованным, соответствующим общественным и индивидуальным взглядам, шаблонам других людей), другими установками и другим поведением. Особенно это проявляется при поведении в отношении людей, задействованных в искажаемой ситуации, в настоящем времени. Не зная содержания виртуальных преобразований и не понимая их, люди не могут строить адекватных отношений с носителем синдрома «конца вечности», как, разумеется, не может строить таких отношений и он сам.

Последствия, вытекающие из этого, негативны, поскольку не соответствуют действительности.

Пример: любящая женщина (и ведущая себя с мужем как любящая его) пишет конкурсный рассказ о своей любви к мужу. О своей предшествующей и нынешней любви. Выигрывает конкурс, и они с мужем торжественно и радостно отмечают это событие. Мама жены на протяжении всей её шестилетней семейной жизни методично старалась разрушить эту жизнь. Невозможность противостоять этому («мама – это свято») и любовь к мужу привели к необходимости обоснования возможного решения проблемы изменением прошлого. Через три месяца после победы в конкурсе и соответствующего всплеска любви она сказала мужу: «Уходи и больше не возвращайся. Последние пять лет моей жизни были кошмаром».

При условии осознания возможностей этого синдрома есть пути его позитивного использования. Так, для устраивающей человека ситуации в настоящем, достигнутой нежелательным для него путем (слишком затратным, нарушающим самоуважение и т.д. …) можно изменить в виртуальных пространстве и времени этот путь, оставив настоящее неизменным. Позитивность и эффективность этого подхода (в частности – приема) определяется тем, насколько: а) человек вживается в детали виртуального пути («легенда»); б)  качественно сопряжены виртуальные действия и реальные результаты (реальных действий).

Одним из важнейших проявлений синдрома является особенно ревностное проведение в жизнь установок, отражающих измененное представление о своей прошлой жизни. Пример: девушка, студентка радиотехнического факультета, отличалась обилием и неразборчивостью сексуальных связей со своими однокашниками. Обзаведясь красавицей-дочерью и воспитывая её, она превратилась в крайнюю моралистку. Такая моралистка-мама «блюла» дочь настолько, что та в принципе не могла нормально общаться со сверстниками противоположного пола. При этом мама апеллировала к примеру собственного благочестия. Возможно, вполне искренне – ведь она изменила свое прошлое в голове. В итоге девочка остервенело и эффективно училась в старших классах школы, чтобы как можно скорее поступить в институт, выйти замуж и таким образом выйти из-под влияния и опеки матери. Через два года после окончания школы девочка уже гуляла с коляской.

Комментарии отключены

Рубрика: Поведенческие синдромы

Обсуждение закрыто.