Мои любимые студенты-первокурсники

Итак, отчитываюсь за очередной сезон курса «Культура умственного труда» в УГМУ.

В этом учебном году пришла в учебный процесс группа, образовательное, я бы сказал – мыслительное, состояние которой несколько ошарашило преподавателей. Милейшие дети! Есть, конечно, и случайно попавшие сюда, но большинство пусть не вполне адекватно, но представляло, куда идет.  Так вот: я впервые столкнулся с группой, все члены которой, пусть в различной степени, но являются выраженными носителями клипового мышления. В литературе «клиповое мышление» определяется как процесс отражения множества разнообразных свойств объектов без учета связей между ними. Такой процесс характеризуется фрагментарностью информационного потока, алогичностью, полной разнородностью информации, которую субъект пытается обработать, и отсутствием целостной картины восприятия окружающего мира. Большинство студентов группы этим самым клиповым мышлением были поражены вполне серьезно. Одно из специфических проявлений его у студентов заключается в том, что практически не работает система вызова информации из долговременной памяти. Все так и валяется там в куче, и человек не может найти ответа на поставленный вопрос, а после указания на этот ответ с удивлением и досадой отмечает, что «я же знал это, но не понял, что вопрос был об этом».

Курс начался 3 сентября, и надо было видеть лица бедных детей! Они-то полагали, что они думают и что у них есть какие-то знания. И вдруг обнаруживается, что НЕ думают и то, что у них в головах, НЕ знания. И вообще они – бессловесны: не могут говорить, и все тут. Не знают, что говорить. С приходом первого шока наметилось и достаточно четкое деление на подгруппы. Одни осознали (как могли) глубину провала (или, если угодно, размеры дыры в том месте, где должен был присутствовать интеллект). Они ринулись в бой, стараясь выполнять задания и задавать вопросы. И с ними начало происходить то, что на вятском диалекте называется «тутоветь», то есть «оказываться тут», или «возвращаться сюда», в разумный мир. Другие, «приученные учить», старались привычными школьными методами учить и запоминать без понимания. Ведь читать-то, в нормальном учебном смысле, они не умели! На их лицах отражалось жалобное безнадежное непонимание того, что с ними пытаются сделать и обреченная покорность. Третьи привычно погрузились в пассивный саботаж. А вот четвертые… Они почувствовали опасность обнаружения и обнажения своей интеллектуальной несостоятельности как в глазах окружающих, так и в своих собственных глазах. А это недопустимо. Приходится защищаться – от демонстративной бездеятельности до ненормативных рассуждений о курсе в социальных сетях. В силу инфантилизма и необразованности ребята не понимали, что весь этот набор реакций совершенно нормален в рамках проявлений индивидуальности восприятия собственного интеллектуального и, в частности, образовательного состояния. И старались во все тяжкие в избранных ими направлениях деятельности или бездеятельности. Бедолаги просто не понимали, что при условии продолжения обучения деваться им просто некуда, и придется учиться думать.

Культура умственного труда состоит в использовании при организованном (продуктивном) мышлении психических механизмов, обеспечивающих адекватное описание явлений мира и выбор решений, адекватных необходимым изменениям этого мира. Прежде всего надо научиться четко говорить «о чем это мы?», то есть научиться вводить определение любого понятия, с которым сталкиваемся (материальная точка, любовь, красота, борщ…). В школе, и вообще нигде, этому не учат. Да и заблуждений на этот счет у педагогов достаточно. Технология интеллектуального образования позволяет быстро научиться вводить определения любых понятий, однако при условии наличия мотивации и систематической самостоятельной работы. Во-вторых, надо научиться отвечать на вопрос: «Почему это происходит?» Это означает не что иное, как научиться устанавливать законы, необходимые для описания и понимания происходящего в мире. Это доступно любому – законы не двери, они не открываются, а именно устанавливаются. Для этого надо научиться совершать определенную последовательность интеллектуальных познавательных действий. Классики науки умели это делать, и нас научили. Наконец, надо научиться отвечать на вопросы: «Как это сделать?» или «Что надо сделать?», то есть научиться решать задачи. Любые, как этого требует образовательный стандарт. Решение задачи – интеллектуальная операция, которая также «ставится» студентам технологией интеллектуального образования. Все это очень просто. Но настолько ново для студентов (вчерашних школьников), что является для них чрезвычайно трудозатратным открытием.

Зачет приближался: он был у ребят вообще первым серьезным контрольным мероприятием, и опыт таких мероприятий у них отсутствовал. Поэтому школярство не сработало, агрессия не помогла, безделье не прошло. И первый заход – сдали трое из четырнадцати. Среагировали достаточно быстро и готовились более серьезно. Практически все достаточно приемлемо вводили определения понятий. Большинство удовлетворительно представляло, как устанавливаются законы. Да и подход к решению задач освоили. Хотя при всей свободе подготовки ответы далеко не на все вопросы можно было найти в конспекте или пособии. Действительно, как вам такой вопрос: «Как связаны между собой статистический, вероятностный и детерминистский законы при проведении психологического исследования?» Я не уверен, что любой наперед заданный доктор психологических наук сможет ответить на этот вопрос, по крайней мере, правильно. А эти – отвечали. Коряво, но с пониманием. И вообще – ОНИ ГОВОРИЛИ! Я бы сказал – щебетали, и вполне осмысленно. К концу третьего захода на зачет.

Итог: группа сдана кафедре в осмысленно говорящем состоянии. Довольны преподаватели и, судя по отзывам, сами студенты. И я.

Ваш отзыв

Рубрика: Интересное, Работа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>