Игра в развивающее скорочтение

Шеф проводит собеседование с молоденькой красивенькой блондинкой, которая пришла устраиваться на работу секретаршей:
- У вас в резюме написано, что вы печатаете со скоростью 1000 знаков в минуту. Это правда?
- Правда, — отвечает девушка. И добавляет, чуть краснея. — Такая галиматья получается…

Как мы хотим развивать своих детей! Да и общество не против. Оно из кожи лезет вон, чтобы помочь нам в развитии наших детей. Как-то произошло так, что общество постепенно (а оно может все делать только постепенно, потому что не имеет права на ошибку в исторических масштабах) пытается внедрить это развитие в образование. То есть в создание людьми своего образа. Каких-нибудь двадцать-тридцать лет, и удалось создать систему развивающего обучения в начальной школе. Создавали ее профессионалы, и потому она прижилась и мы к ней уже привыкли. Однако для других возрастов учащихся и вообще обучающихся такой системы больше нет! А развивать-то надо! Даже если совершенно непонятно, что это такое и как оно должно делаться. Вот и развивают как могут. Все, кому не лень.
Для того, чтобы развивать, надо понимать, что беремся развивать. А развивать надо мозг. Для этого, как ни парадоксально, надо понимать, как он развивается и должен развиваться. Вот с этим-то как раз и плохо. Ни разу не довелось услышать или прочитать, что «(«развивающее» действие) должно быть именно таким, потому что мозг…» или, хотя бы, «…потому что (далее следует внятная причинно-следственная связь психологического характера)». Концептуальных, важных и безусловно прекрасных научных работ много, но вот как с ними на самом деле связаны «развивающие» методики – совершенно неясно.

Наши дети не читают, и вполне понятно, почему (см. статью «Дети не читают»). Главным образом, потому, что они не понимают слов, не понимают их понятийного наполнения. Да даже если бы они наполняли слова (и речь в целом) понятийно, то понадобились бы серьезные усилия для такого наполнения в темпе речи, в том числе – чтения. Научный работник с целью понимания читает знакомый ему в профессиональном отношении текст со скоростью примерно «одна страница в час». При этом порой получаются вполне развитые научные работники. Но вот один близкий знакомый сказал мне, что его коллега отдала дочь-третьеклассницу в некую дополнительно-образовательную группу развития. Развития чего – непонятно. Но одним из ведущих методических приемов обещанного развития точно является скорочтение. И тут терпение мое лопнуло. Я обязан ответить на этот, как теперь модно говорить, «вызов».

Что такое скорочтение, как и для чего оно возникло?
Придумали его научные работники. В середине прошлого века интернета еще не было. А число публикаций, тем более, во всем мире, в областях науки, техники и технологии росло просто катастрофически. И в этой ситуации человеку, которому нужна информация по какому-то конкретному вопросу, найти ее было практически невозможно, разве что случайно с ничтожно малой вероятностью. На помощь пришла система реферативных журналов, или «РЖ»: «РЖ физика», «РЖ химия», «РЖ металлургия» и так далее. Тысячи привлеченных специалистов «просеивали» практически все, что издавалось в специальных изданиях во всем мире за определенный промежуток времени (месяц), и существо каждой работы отражали в кратчайшем (от нескольких строк до нескольких абзацев) изложении, называемом рефератом. Все эти рефераты собирались в толстенных журналах, посвященных заданным направлениям. ПРОЧИТАТЬ в обычном смысле эти журналы было невозможно в принципе. Оставалось только ПРОСМАТРИВАТЬ их. Что такое просмотреть? Это значит – задать набор нужных вам слов и символов, упоминаемых либо в названиях публикаций, либо в текстах рефератов, и при беглом пролистывании обнаружить такие статьи. Дальше уже дело техники – взять журнал или книгу в библиотеке, заказать их в другой библиотеке, на худой конец – связаться с автором или издательством. И внимательно, как и положено для понимания, вот теперь именно ПРОЧИТАТЬ в смысле, предусмотренном научной работой.

Задача при БЕГЛОМ ПРОСМОТРЕ РЖ сводилась к тому, чтобы распознать в текстах рефератов нужные слова и символы. В наши дни это называется поиском по ключевым словам. Улавливать какой-либо смысл при этом в принципе не только невозможно, но и недопустимо: нужной скорости просмотра при этом не обеспечить. Вот нужные слова или символы мелькнули в тексте РЖ. Тогда нужно притормозить и, уже на другом уровне беглости, опять же ПРОСМОТРЕТЬ реферат, чтобы увидеть, в нужной ли вам связи между собой и с другой информацией эти слова и символы находятся. Отметить ссылку на работу или пропустить оказавшуюся ненужной работу – и дальше, на сумасшедшей скорости просмотра. Даже на это уходят целые дни. Потому скорость просмотра должна быть на пределе возможности узнавания. Но не осмысления и понимания!!! Для понимания как минимум необходимо временами задумываться над определениями понятий, обозначаемых встречающимися словами.

Очень важно учитывать следующие особенности работы с текстами при высоких скоростях визуального взаимодействия с ними (иначе «это» и назвать нельзя – никакое «это» не «чтение»).
1. Необходимость понимания содержания текста требует понятийного обеспечения его словесного наполнения (для справки: время введения определения одного понятия квалифицированным специалистом – не менее единиц минут).
2. При высоких скоростях попыток отражения текста в сознании в принципе невозможно соблюдение требований грамматики и синтаксиса: поэтому для формирования языка и развития языковых навыков такие скорости абсолютно бессмысленны. Если учащиеся совершают ошибки при выполнении учебных заданий по языку даже в удобном им неторопливом темпе ознакомления с заданием, чего же ожидать при беглом просмотре?
3. Непонимание текста делает невозможным реальное усвоение его предметного содержания: поэтому в отношении предметно-смысловой составляющей образования скорочтение принципиально вредно.
4. Возможно, скорочтение способствует развитию запоминания (но не памяти!). Штирлиц мог запомнить страницу японского текста, не зная ни одного иероглифа. Это помогало разрушить замыслы врагов. А вам-то это зачем? Даже если кому-нибудь приятно быть родителем Штирлица, то надо ли делать все население штирлицами? Причем, далеко не самыми грамотными и совсем ничего не понимающими.
5. Самым же неприятным, на мой взгляд, является следующее. Так же, как и при немотивированном слишком раннем обучении чтению (см. статью «Дети не читают»), скорочтение заведомо приобретает характер самостоятельной знаковой игры. Эта игра в представлении детей не имеет никакого отношения к смысловому наполнению образовательного процесса и, в частности, к чтению в строгом смысле этого слова. В данном случае это представление полностью соответствует действительности. И игра эта не просто не имеет отношения к образованию – она принципиально препятствует ему.

Все это указывает на бессмысленность и, чаще, вредность, скорочтения для понимания. Как следствие – для образования. Но есть еще и аспект современности. Действительно, основное да и, пожалуй, единственное, назначение скорочтения – поиск информации по ключевым словам. Точнее – поиск указаний на информацию (которую еще дополнительно надо отыскать, развернуть, осознать и понять) по этим словам. И это – в наше время, время интернета! Обучая детей скорочтению, мы заведомо готовим их к состязанию с существующими поисковыми системами интернета. А иначе – зачем все это? Зачем трата времени, сил и искажение отношения к процессу чтения и вообще к процессу познания. Разумеется, в наш век электрических приборов на всякий случай надо всюду носить с собой огниво, трут и небольшой запас дров. Мало ли что может произойти! И не надо стесняться при этом сходства с жителем отдаленного горного селения Папуа Новой Гвинеи. Но пытаться взрастить в себе или своих детях альтернативу интернету – наверное, слишком даже для папуаса.

Голословность омерзительна. Поэтому, раз уж вы «отдали» своего ребенка «в скорочтение», проверьте результаты хотя бы по отмеченным выше пяти пунктам.
1. После прочтения ребенком текста в режиме скорочтения попросите его, пожалуйста, определить любое понятие этого текста, то есть ответить на вопрос: «Что это такое?» При этом отметить затраченное время (и сравнить его со временем прочтения текста) и адекватность результата (соответствующее задержке умственного развития «чашка – это когда…» и равноценные ему «определения» не проходят!).
2. Возросла ли грамотность вашего ребенка? По-прежнему «Отелла рассвирепело и задушила Дездемону», или у Отеллы появились другие варианты? Попросту говоря, грамматика и синтаксис стали безупречными?
3. Изменилось понимание ребенком сущности предметов общего образования? Он теперь может сказать вам, что такое математика, и преуспевает в ней (хотя бы по сравнению с «математика – это когда цифры»?). Он теперь может показать вам, где находятся реки Ориноко и Подкаменная Тунгуска? Рассказать про таблицу Менделеева и заполнение электронных оболочек атомов? И он теперь знает, что такое энергия?
4. Улучшилась ли память ребенка? Он теперь помнит, что «проходили» по физике на прошлой неделе? Или, избави Боже, по истории в прошлой четверти? Он сделал рывок в изучении иностранного языка в части запоминания новых слов?
5. Может ли он похвастаться чем-либо еще, кроме своих успехов в скорости чтения (как бы она ни измерялась)?

Если ответы вас не устроят – зачем вся эта возня со скорочтением? Чтобы ребенок не болтался без дела по улице? Чтобы все знали, как вы печетесь о развитии ребенка и во сколько раз быстрее соседского отпрыска он читает? Чтобы…
А-а-а-а, просто у вас лишние деньги! Ну, у богатых – свои причуды. Это уже отдельная тема, о ней – позже.

Ваш отзыв

Рубрика: Интересное, Советы родителям

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>